Ежемесячный совокупный тираж более 500 000 экземпляров

РАДИАЦИЯ И КРАСОТА

В 1910-е годы самым знаменитым учёным в мире считалась Мария Кюри, Во-первых, потому что была женщиной. Во-вторых, потому что умудрилась - впервые в истории - дважды стать лауреатом Нобелевской премии. Так что её знали все. И хотя у каждого тогда своих забот хватало - всё-таки шла Первая мировая война, - страшно любопытствовали: на что же она потратила свои миллионы? Оказалось, на оборудование передвижных рентгеновских установок.


РАДИАЦИЯ И КРАСОТА

В 1910-е годы самым знаменитым учёным в мире считалась Мария Кюри, Во-первых, потому что была женщиной. Во-вторых, потому что умудрилась - впервые в истории - дважды стать лауреатом Нобелевской премии. Так что её знали все. И хотя у каждого тогда своих забот хватало - всё-таки шла Первая мировая война, - страшно любопытствовали: на что же она потратила свои миллионы? Оказалось, на оборудование передвижных рентгеновских установок. Маленькие Кюри, как их прозвали на фронте, объезжали госпитали и помогали хирургам проводить операции. Благодаря им было спасено немало жизней, и в головах обывателей между понятиями радиация и чудо возник знак равенства. После чего радиация шагнула в повседневную жизнь человека - в сферу товаров и услуг…

 

Хорошие сапоги, надо брать!

Тогда казалось, что радиация - ключ к решению всех проблем. О её вреде никто не подозревал, потому внедрялась она повсеместно: от медицинских учреждений до салонов красоты. Само слово «радиация» стало синонимом слова «прогресс». А сами понимаете, мало радости в том, чтобы быть отсталым. Поэтому среди потребителей пользовались огромной популярностью товары с приставкой «радио-»: зубная радиопаста, радиопудра, даже радиопримерочная для обуви!

В начале XX века люди были более обстоятельными: обувь если приобретали, то надолго, потому к её качеству, а главное, удобству предъявляли повышенные требования. Так что без примерки не обходились. Но ведь и в магазине зачастую сложно понять, подходят тебе ботинки или нет. Сомнения терзают душу. Туго, но вдруг разносятся? Сейчас хорошо, а что будет, если ноги отекут? Да и от маленького ребёнка трудно добиться - впору ему обувь или нет…

И тут - Господи, благослови Марию Кюри! - в обувных магазинах стали повсеместно появляться флюороскопы: рентгеновские установки для «научно обоснованного» выбора обуви. Изобретённые в 1924 году, они особенно рекомендовались для грамотного подбора ботинок детям и инвалидам. Ведь об их здоровье надо заботиться особенно тщательно, не так ли?

Выглядело это так. Клиент вставлял ноги в приглянувшиеся ему штиблеты и засовывал их в деревянный шкаф, внизу которого находился рентгеновский излучатель, а сверху - окошки. Через них и сам покупатель, и продавец видели флуоресцентное изображение костей ступни и контуры обуви и по этой картинке определяли, подходит обувь или нет.

Разумеется, никто не знал, что за одну такую примерку покупатель получал изрядную дозу радиации - до 15-20 рентген. Но он-то забирал свою пару и уходил, а продавец оставался обслуживать других клиентов, находясь всё у той же рентгенустановки безо всяких средств защиты. Надо ли говорить, что текучка в рядах обувщиков была страшная, по состоянию стремительно ухудшающегося здоровья люди массово увольнялись.

Лишь спустя четверть века, в самом конце 1950-х годов, флюороскопы начали запрещать: сначала в США, а потом и в странах Европы. Дольше всего держала оборону Швейцария - там магазины согласились расстаться с «научно обоснованным выбором обуви» лишь в 1960 году.

 

Не родственник, но доктор

В вопросах красоты первой трети XX столетия тоже главенствовал научный подход. Рекламщики славили его, склоняя слово «излучение», на все лады, обещая блеск и сияние чему угодно - волосам, зубам, коже лица… И это был тот редкий случай, когда они не врали: в косметике и средствах гигиены тогда использовались торий и радий - металлы, излучающие радиацию. То есть они «лучились» сами по себе.

Конкуренция на этом рынке была огромной. Поэтому выигрывал тот, кто проявлял недюжинную смекалку. Фармацевт Алексис Муссали, познакомившись в 1933 году в Париже с доктором Альфредом Кюри, не терял времени даром и тут же предложил ему деловое партнёрство: вместе они запустили линию ионизирующей косметики Tho-Radia. Мсье Альфред доводился не родственником знаменитой Мари Кюри, а только лишь однофамильцем. Но зато доктором был настоящим. Так что на рекламных проспектах, информирующих прекрасную половину человечества о невероятных достоинствах кремов, лосьонов, пудры, румян и помады вышеозначенной торговой марки, появились сразу и «говорящая» фамилия, и учёная степень. Прибавьте сюда претензии на элитарность, обеспеченные весомым ценником, и секрет успеха Tho-Radia вам будет совершенно ясен. Косметику этой фирмы могла позволить себе лишь состоятельная парижанка: по 3 франка за 100 граммов мыла - шутка ли? Но, наверное, эта нацеленность на избранность, подразумевающая высочайшее качество продукции, и позволила Tho-Radia успешно пережить Вторую мировую и оставаться на рынке вплоть до 1960-х годов, когда радиоактивная пудра и лосьоны были наконец запрещены. Скольких потребительниц, ратующих за стимуляцию жизненных процессов в клетках, разглаживанию морщин, сужению пор и сиянию лица, они к тому времени свели в могилу - история умалчивает.

 

Эпиляция до смерти

Умение терпеть - полезное качество. Как и способность ждать или последовательно идти к цели. Увы, эти достоинства редко сочетаются в человеке страдающем, особенно когда речь идёт о женщине с усами. Сегодня её проблема не то чтобы не стоит выеденного яйца, но все же решаема. Сто лет назад ситуация была куда более удручающей. Ни тебе депилирующего крема, ни воска для удаления волос, ни лазера, ни фотоэпиляции… Что же делать, чтобы избежать насмешек? Бриться? Не выход. Выщипывать волосы? Процесс болезненный и, самое печальное, практически бесконечный. Тут поневоле обратишь внимание на доктора, обещающего преобразить тебя легко и быстро. Так что доктор Альберт Гейзер; в 1924 году анонсировавший прибор Tricho System, предназначенный для избавления от нежелательных волос раз и навсегда, сразу попал в яблочко. Не успел он пообещать: «Если волосы вырастут снова, мы вернём вам деньги», как в его дверь уже ломились заинтересованные клиентки. Ну а дальше подключилось сарафанное радио: прибор доктора Гейзера действительно прекрасно работал. Достаточно было всего несколько раз им попользоваться, и ненавистные волосы не только выпадали, но даже и не пытались вырасти сызнова. Кожа была гладкой, как у младенца!

Почему? Доктор Альберт Гейзер не скрывал: «Прибор Tricho System генерирует излучение, содержащее волны лишь одной длины… 1/3 ангстрема, или 1/30000000 толщины десятипенсовой монеты. Эти тончайшие вибрации бомбардируют волосяной фолликул, взаимодействуя лишь с его клетками, но не затрагивая клетки кожи». Дамы с умным видом кивали - даёшь «научный подход» - и охотно покупали Tricho System, не вникая, что за загадочные вибрации и что они бомбардируют. А это были всё те же самые рентгеновские лучи, всё то же излучение, всё та же ионизирующая радиация. Убивая волосяные фолликулы, женщины убивали и самих себя. Последствия пользования эпиляторами доктора Гейзера не заставили себя долго ждать. Уже в 1925 году журналы Американской медицинской ассоциации забили тревогу, рассказывая о чудовищных побочных эффектах рентгеновской эпиляции. Женщины, ещё совсем недавно упивавшиеся своей «младенческой» кожей, теперь с ужасом обнаруживали на лице и теле всевозможные уплотнения, язвы, глубокие морщины и, конечно же, опухоли. Бывшие клиентки доктора Гейзера, страдающие от онкологии, забросали его вызовами в суд. Да только врачу было не до них: «тончайшие вибрации» добрались и до него. Сначала ему удалили все пальцы на левой руке, дабы остановить распространение опухоли. Потом ампутировали всю руку. Увы, и эта мера не избавила его от преждевременной смерти. В 1932 году Tricho Sales Corporation самоликвидировалась, однако приборы, произведённые этой компанией, оставались в ходу вплоть до 1947 года. Пока наконец до самой дремучей женщины с усами не дошли все тонкости «научного подхода»…

 

bagira.guru